sdaval5 декабря 1991 года во время приема в посольстве США на Новинском бульваре председатель Межрес-публиканской службы безопасности (так пришедшие к власти демократы обозвали КГБ) Вадим Бакатин передал американскому послу Роберту Страуссу схему прослушивающих устройств в новом здании посольского комплекса.
Впрочем, схема — сказано слишком мягко. Это был целый пакет совершенно секретной документации (не менее 70 листов) о системе прослушивающих устройств и о том, как эти устройства работают.

Говорят, Страусс от такой душевной щедрости обалдели долго стоял, разинув рот.
Конечно, после серии горбачевских демаршей с односторонним сокращением ракет и прочими беспрецедентными уступками янки уже ничему не удивлялись. Но чтобы руководитель службы безопасности одного государства передавал, словно шпион, секретные документы представителю другого государства — такого в истории тайных войн и дипломатии еще не бывало.

теги записи: юридические услуги, информационные услуги

Сам Бакатин впоследствии пытался оправдать свое предательство тем, что схема «прослушки», мол, давно устарела и американцы, дескать, и сами ее вычислили. Поэтому акт передачи технической документации не нанес никакого ущерба безопасности России, и его можно рассматривать как выражение доброй воли и стремление к обоюдовыгодному сотрудничеству.

теги записи: юридические услуги, информационные услуги

Кто-то, может, и поверил в эту ерунду, но только не специалисты. Во-первых, никакого обоюдовыгодного сотрудничества после этого акта доброй воли не последовало: американцы своих секретов не выдали и выдавать не собираются. А во-вторых, система «прослушки» американского посольства в Москве была настолько совершенна, что американцам понадобился бы не один десяток лет, чтобы полностью разобраться со схемой и понять смысл ее работы. Поэтому подарок Бакатина все нормальные соотечественники расценили как беспрецедентное по масштабу и цинизму предательство своей страны.

А теперь — несколько слов о самой «прослушке». Если кто-то думает, что в стены посольского здания умельцы из КГБ понатыкали «жучков», то глубоко ошибается. В том-то и дело, что никаких «жучков» нигде никто не тыкал. Суть этой уникальной системы заключалась в том, что роль прослушивающего устройства исполняли сами материалы и конструкции, из которых строилось новое здание американской дипломатической миссии. Поэтому вычислить, откуда именно из посольского здания утекает секретная информация, было в принципе почти невозможно. Для этого понадобилось бы разбирать все здание вплоть до несущих стен и перекрытий.

Справедливости ради следует сказать, что попытки (и весьма успешные!) наставить прослушивающие устройства в американском посольстве предпринимались и ранее. Одна из самых удачных спецопераций нашей контрразведки состоялась в 1940-х годах и вошла в историю под названием «Златоуст». Именно так назывался уникальный микрофон, разработанный в секретных лабораториях НКГБ СССР под руководством академиков Берга и Иоффе. Это чудо техники не нуждалось в подзарядке и могло работать бесконечно долго. Микроволновые импульсы подавались ему при помощи мощного генератора с расстояния до трехсот метров. Таким образом, сам «жучок» мог находиться где-нибудь в здании посольства, а подпитывающий его аккумулятор — на верхних этажах соседних домов.

Аналогов «Златоусту» в то время не было ни у одной разведки мира. Проблема заключалась в том, как установить микрофон, внешне напоминавший небольшого головастика, в здании посольства. Советская контрразведка решила и эту проблему: «Златоуст» был установлен, и не просто в здании дипмиссии, а в кабинете самого посла США Аверелла Гарримана. В течение восьми лет советская контрразведка ежедневно прослушивала и записывала все разговоры Гарримана, а затем и его преемников — Уолтера Смита, Элана Керна и Джоржа Кеннана. И только в 1953 году американцы случайно обнаружили советский «жучок» на гербе Соединенных Штатов, висевшем в кабинете посла…

В дальнейшем подслушивающие устройства в американской дипмиссии появлялись с завидным постоянством. Известны как минимум две истории: в начале 1960-х и в начале 1980-х годов. В первом случае «жучки» были спрятаны под обшивку стены возле батарей центрального отопления. Во втором — в пишущих машинках, доставленных по просьбе американской стороны в посольство США в Москве и генеральное консульство США в Ленинграде. С помощью прослушивающих устройств нашей контрразведке удалось снять немало крайне важной для нас информации. Например, вычислить имена некоторых предателей, получивших по тридцать сребреников за работу на американские спецслужбы. В частности, по одной из версий именно «жучки» из пишущих машинок помогли нашим контрразведчикам в середине 1980-х годов установить наконец фамилию высокопоставленного «крота», работавшего на американцев, — генерал-майора ГРУ Дмитрия Полякова.

Много лет Поляков, опытный разведчик, никогда не вступавший в личные контакты с представителями зарубежных спецслужб, а потому считавший себя неуязвимым, сливал ЦРУ секретную информацию о советских спецслужбах, о новинках в области вооружения, сдал не одну сотню наших агентов — словом, нанес колоссальный урон безопасности страны. Несколько раз контрразведка подбиралась к нему весьма близко, но арестовать предателя мешали его генеральский статус и обширные связи в руководстве КГБ. И только после получения бесспорных доказательств его вины Полякова арестовали. Изменник был расстрелян, несмотря на то, что за него лично хлопотал перед руководством СССР президент США Рональд Рейган.

Но вернемся к «прослушке», которую сдал Бакатин. Один из авторов и разработчиков этой уникальной прослушивающей системы — майор КГБ Вячеслав Асташин. В конце 1970-х годов этот талантливый изобретатель возглавлял отдел в конструкторском бюро спецтехники обеспечения разведывательной и контрразведывательной деятельности КГБ СССР. Под его чутким руководством уже на стадии проектирования и строительства посольское здание планомерно начинало походить на гигантский микрофон, работающий на прием и передачу секретной информации. В начале 1990-х Вячеслав Асташин, не сумев пережить всеобщего развала и бардака, ушел из жизни еще сравнительно молодым человеком — ему не было и 60 лет. Так получилось, что я неплохо знаком с родным братом Вячеслава — Вадимом. Так вот он поведал немало любопытных подробностей, которые, очевидно, в свое время ему рассказывал брат.

Идея научить бетон «слышать» пришла Вячеславу еще в начале 1970-х годов, когда его, выпускника одного из ведущих технических вузов страны, пригласили на работу в КГБ. Несколько лет в одной из лабораторий КГБ Вячеслав вместе с группой единомышленников доводил свое изобретение до ума. И вот представилась отличная возможность применить его на практике: янки решили строить в Москве новое здание своего посольства. Архитектурный проект был разработан американцами, однако строительные материалы и технику должен был поставить Советский Союз.

Этой ситуацией блестяще воспользовалась советская контрразведка. Так, уже на стадии производства стройматериалов в бетонные блоки и стеновые панели монтировались едва заметные прослушивающие устройства. Внешне они ничем не отличались от простого строительного мусора, который иногда попадает в бетон при его производстве. Например, в однородной массе бетона вдруг обнаруживается небольшая, с булавочную головку, черная горошина. Определить, что это такое, с ходу невозможно: нужен специальный анализ. Но даже если и выяснится, что этот черный шарик не мусор, а искусно сделанный микрофон, по сути это ничего не изменит. Потому как таких шариков, кубиков, палочек и прочих непонятных на первый взгляд предметов в стены и балки было вмонтировано несколько тысяч. И каждый из этих шариков играл свою роль в общей системе «прослушки».

По сути все здание превращалось в огромный микрофон. Причем в качестве подпитывающей энергии использовались естественные процессы, идущие в любой строительной конструкции: вибрация, циркуляция тепла и водяных паров внутри стен и так далее. Ничего похожего на тот момент нигде в мире не было. Неудивительно, что специальная комиссия сената США, которая анализировала техническую документацию, заботливо переданную Бакатиным, пришла к выводу, что система прослушивающих устройств, установленная КГБ в новом здании американского посольства в Москве, является «самой сложной и умело проведенной разведывательной операцией в истории».

Интересно, что незадолго до смерти к Вячеславу Асташину, который к тому времени уже уволился в запас, приходили какие-то респектабельные господа из американского консульства и предлагали переехать в США, чтобы там, в одном из университетов, за очень хорошие деньги заниматься своими техническими проектами. В те годы народ из свободной демократической России валил на Запад валом. За кордон ехали артисты, журналисты, спортсмены — в общем, все, кому казалось, что их талант на родине не оценен по достоинству. Пришедшие к Асташину американцы были уверены, что сумеют без особого труда договориться с российским инженером. Не сумели, однако. Выслушав коммерческое предложение гостей, Вячеслав Васильевич заявил, что Родину не продает, и выставил американцев за порог своей квартиры…

автор: Сергей ХОЛОДОВ







Яндекс.Метрика