millionrubleiПосле резонансного убийства в Бирюлеве и задержания  убийцы Егора Щербакова вся страна увидела, как глава московской полиции Анатолий Якунин, поблагодарив группу молодых людей за высокую гражданскую позицию и неоценимую помощь, вручил им миллион рублей за информацию, позволившую установить личность преступника.

Возможно, подобные телевизионные сюжеты прекратят досужие разговоры о том, что «полиция только обещает».

Платить россиянам за помощь правоохранительным органам в раскрытии преступлений стали не так давно, хотя по данным фирм, предоставляющих информационные услуги, такая возможность предусмотрена еще в законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года. «Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, либо оказавшие им помощь в раскрытии преступлений или установлении лиц, их совершивших, могут получать вознаграждения и другие выплаты», — говорится в документе. Там же сказано, что такие вознаграждения налогами не облагаются и в декларациях о доходах не указываются (информация фирмы, предоставляющей юридические услуги).

Были одиночные попытки заинтересовать людей материально, но понимания у руководства МВД они не находили. Возможно, брал верх  «советский» подход к проблеме: мол, люди должны помогать милиции бескорыстно, «из лучших побуждений». Например, в свое время, после терактов на Кубани, сенсацией прозвучало решение краевых властей выплатить $100 тыс. за информацию о преступниках. Глава МВД Борис Грызлов тут же отреагировал: мол, милиция и без денег раскроет это преступление. Слов нет, наши сыщики работать умеют, но практика показывает, что деньги порой позволяют добиться результата гораздо быстрее. И яркое тому свидетельство — пример войны в Чечне. В первую кампанию к федералам обращались некоторые представители горского народа и предлагали «принести на блюде» головы Басаева и Яндарбиева. Рассматривались и варианты доставки их живьем. Необходимо было одно — деньги. Цена вопроса — около миллиона долларов. Тогда этот вопрос никто не решил. И мы теряли гораздо больше денег, а еще, что гораздо важнее, — тысячи жизней…

Лишь спустя несколько лет, в 2004-м, за информацию, «способную привести к нейтрализации» лидеров чеченских боевиков и сепаратистов Шамиля Басаева и Аслана Масхадова, ФСБ назначила беспрецедентную награду в 300 млн. рублей (более $10 млн. долларов). Масхадов был ликвидирован в 2005 году, а Басаев — в 2006-м. Обещанная награда, отметим — самая крупная в новейшей истории России, — была выплачена.

Разумеется, сегодня полиция все это учитывает, о чем свидетельствует, в частности, объявление на сайте столичного Главного управления МВД в разделе «Подозреваемые в совершении преступлений»: «Уважаемые посетители сайта!

Руководством ГУ МВД России по г. Москве в соответствии с федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» принято решение о выплате крупного вознаграждения гражданам, предоставившим сведения, которые позволят установить местонахождение и приведут к задержанию преступников, находящихся в розыске за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, фотографии и данные на которых размещены в данном разделе сайта».

Руководитель столичной полиции Анатолий Якунин на встречах с трудовыми коллективами и общественностью, в своих интервью не раз подчеркивал, что уже есть случаи выплаты такого рода вознаграждений: «Естественно, мы оцениваем информацию, и если она интересна и подтверждается, выплачиваем деньги. Есть сведения, за которые мы готовы платить миллион рублей. А другая информация может стоить от 10 до 100 тысяч. Впрочем, нередко граждане предоставляют информацию безвозмездно. Представьте, если включится в эту работу большинство жителей Москвы… Мы будем преступления раскрывать намного оперативнее!»

К слову, именно по предложению Анатолия Якунина, который был главой УВД Новгородской области, в январе 2011 года администрация выделила из областного бюджета один миллион рублей на поощрение граждан, которые помогли раскрыть сеть фальшивомонетчиков.

Сообщения о материальных поощрениях граждан, предоставивших ценную информацию о преступниках, поступают из многих регионов. Полиция Иркутска выплатила женщине 250 тыс. рублей за помощь в поимке разыскиваемого с января 2013 года педофила, на счету которого было восемь эпизодов насильственных действий сексуального характера в отношении подростков. Около сотни неравнодушных граждан оказали тогда содействие полиции в розыске молодого преступника, нападавшего на мальчиков в разных районах города. Одна из жительниц города сообщила правоохранительным органам его адрес. Остальное, что называется, было делом техники…

Полгода назад суммой в 100 тыс. рублей поощрен житель Петропавловска-Камчатского. Он помог в раскрытии тяжкого преступления — разбойного нападения, в результате которого погиб человек. Вознаграждение мужчине вручил начальник УМВД России по Камчатскому краю.

Такую же сумму получила и жительница Красноярска: бдительной женщине выплатили вознаграждение за то, что она помогла правоохранительным органам задержать убийцу, задушившего студентку госуниверситета.

Впрочем, повсеместной практикой в регионах это пока не стало, и руководители полицейских структур идут на подобные меры, как правило, только в крайних случаях, когда терпение у людей на исходе. Особняком в этом ряду стоит, пожалуй, только Чечня, где создан общественный фонд содействия раскрытию преступлений. По большей части это связано с тем, что проявления преступности, бандитизма и терроризма в этой кавказской республике затрагивают все слои населения, и никто не застрахован от их проявлений. О том, какая это может быть кость в горле боевиков, говорит хотя бы тот факт, что фонд еще не начал работать, когда некоторые чеченские бизнесмены уже стали получать угрозы по телефону о возможной мести за взносы в фонд. И опыт уже показал, что ни одно преступление в Чечне, за раскрытие которого был объявлен гонорар, не осталось «глухарем».

Эффективность учета новых реалий к раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений хорошо понимают нынешние руководители МВД, столичного главка и других структур правоохранительного ведомства. Благодаря этому пониманию отныне граждане могут  заслужить от правоохранительного ведомства не только почетную грамоту или медаль, но и полновесный рубль. Деньги, например, можно заработать, предоставив сыщикам достоверную информацию, которая помогла бы обнаружить место, где скрываются преступники, или же вообще привела бы к раскрытию самого преступления. Кроме того, будет оплачена непосредственная, то есть физическая помощь в задержании опасного бандита. Кстати, именно бандита, а не какого-нибудь мелкого жулика.

Никаких дополнительных денег для этого МВД не требуется: вознаграждения будут выплачиваться из тех бюджетных средств, которые уже выделены на оперативно-розыскную деятельность. На награды планируется выделять около 300 млн. рублей в год. Размер премии будет зависеть от значимости предоставленной информации или меры личного участия в задержании преступника. Руководитель территориального органа внутренних дел регионального и республиканского уровня может назначать сумму вознаграждения до полумиллиона рублей, заместитель министра — до трех млн., министр внутренних дел России — от трех млн. рублей. Кроме выплат, добровольным помощникам полиции обещана конфиденциальность, а при необходимости — по решению следователя или суда — государственная защита. Кстати, выплаты не полагаются сотрудникам правоохранительных органов, системы исполнения наказаний в местах лишения свободы, а также членам их семей.

Поинтересовавшись у ветеранов МУРа их отношением к премированию людей за важную информацию, услышал практически единодушное одобрение. Но первое, что отметил в разговоре бывший заместитель начальника МУРа, заслуженный работник МВД СССР, полковник милиции в отставке Богдан Рудык, это возможность подключать к поимке преступника телевидение: «Мы в свое время много раз обращались на телевидение с просьбой показать фотографию или фоторобот преступника, но нам отказывали. Отговорки сводились к тому, что, мол, «зачем нагнетать обстановку», «наверху нас не поймут» или «о какой организованной преступности вы говорите?»

Что касается денег, то суммы, которые получают информаторы, не сопоставимы с теми, которые порой затрачены на розыск, особенно когда задействованы немалые силы. К тому же не исключены новые преступления со стороны объявленного в розыск, а это нельзя измерить даже большими деньгами. Пусть убийца или насильник знает, что его ищет не только полиция, но и окружающие, так что скрыться от правосудия гораздо сложнее.

За рубежом, как известно,  подобная форма взаимоотношений полиции и населения существует более ста лет. Суммы вознаграждений там порой гораздо весомее, например в США — от $100 тыс. до $25 млн. (по «высшему тарифу» идут террористы и наркобароны). Однако и наш миллион рублей (более $30 тыс.) сопоставим с вознаграждением за помощь полиции в таких странах, как Германия, Франция или Израиль. В этих странах даже не из расчета на вознаграждение, а просто из неприятия беспорядка и преступности звонок в полицию считается естественным. К этому надо стремиться и россиянам.

автор: Владимир ГОНДУСОВ







Яндекс.Метрика